С. Лебедев комментирует статью 55 нового Закона "Об основах охраны здоровья граждан"

Проект Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», прошедший 2-ое чтение в Государственной Думе РФ,   поступил на рассмотрение президента РФ Д.А. Медведева. Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев на этот момент все необходимые поправки в документ уже внесены и дальнейшее принятие законопроекта носит уже процедурный характер.

 

Президент группы компаний «Свитчайлд» Сергей Лебедев комментирует основные положения ст. 55 «Применение вспомогательных репродуктивных технологий» настоящего Законопроекта, которые можно с большой степенью вероятности считать окончательными:

«Прежде всего, хорошо уже то, что данная статья вообще появилась в тексте настоящего Закона. Необходимость ее принятия назрела уже давно – в существующем законодательстве о ВРТ (вспомогательные репродуктивные технологии) имеются серьезные правовые лакуны. Тем не менее, именно это статья вызвала наиболее горячее обсуждение. Так, на сайте законопроекта http://zakonoproekt2011.minzdravsoc.ru статья о ВРТ получила 2-ое количество откликов (176) после статьи об искусственном прерывании беременности; не обошли вниманием эту статью и СМИ. С сожалением должен констатировать, что обсуждение статьи велось крайне непрофессионально и в основном свелось к обсуждению вопроса «допустимо ли применение ВРТ или нет»; собственно юридические аспекты вопроса и положения статьи фактически не обсуждались. Лично у меня сложилось такое ощущение, что те, кто позиционировал себя против применения ВРТ, просто-напросто «добирали» себе репутацию «борцов за справедливость», намеренно игнорируя действительно острые и социально значимые положения Законопроекта и пользуясь неподготовленностью широкой общественности. Поэтому я очень рад, что у наших законодателей хватило терпения и здравомыслия, чтобы не поддаться на это давление и принять ст. 55 в ее нынешнем виде.

Существующий вариант ст. 55 «Применение вспомогательных репродуктивных технологий» вносит ясность по крайней мере в 2 из 3 наиболее острых вопросов, которые в настоящий момент стоят перед российскими репродуктологами и юристами, специализирующимися на медицинском праве, а именно:

п. 3 Проекта четко определяет право на применение методов ВРТ к одиноким женщинам и семейным парам, не состоящим в зарегистрированном браке. Это устраняет основное противоречие в существующем законодательстве, являвшееся камнем преткновения между родителями, использовавшими процедуру суррогатного материнства, и работниками ЗАГСов, и послужившее причиной многочисленных судебных процессов. Суть проблемы в том, что формулировка ст. 51 Семейного кодекса РФ и ст. 16 Федерального Закона РФ «Об актах гражданского состояния» позволяет трактовать ситуацию таким образом, что родители, давшие свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, должны состоять в зарегистрированном браке; при этом нарушаются права детей и женщин, установленные Конституцией Российской Федерации и существующим законодательством РФ в сфере охраны здоровья граждан. Появление п. 3 ст. 55 Законопроекта позволяет однозначно трактовать ситуацию с появлением детей с применением ВРТ у одиноких женщин и  избежать ненужных судебных тяжб.

пп. 3 и 9 проекта ФЗ также ясно определяют, кто может использовать вспомогательные репродуктивные технологии в части суррогатного материнства. Согласно проекта ФЗ п 3., таковыми могут быть «мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке», а также «одинокая женщина». Согласно п. 9, договор суррогатного материнства может быть заключен между суррогатной матерью и «потенциальными  родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям». Таким образом, Закон ограничивает использование суррогатного материнства лицами нетрадиционной сексуальной ориентации. На мой взгляд, это совершенно правильная позиция: экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) и, в частности, процедура суррогатного материнства были разработаны для того, чтобы помочь бездетным парам решить проблему бесплодия, и ни для чего иного.

К сожалению, в результате внесенных поправок из проекта Закона были исключен пункт, согласно которому согласие суррогатной матери на запись биологических родителей/я в качестве матери и/или отца ребенка должно даваться ДО ПЕРЕНОСА ЭМБРИОНА суррогатной матери. В настоящее время такое согласие суррогатная мать дает ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ ребенка. Появление этого пункта полностью исключило бы возможность злоупотреблений со стороны суррогатной матери. Речь идет о тех случаях, когда суррогатная мать незадолго до или сразу после родов вымогает заведомо большую, чем было оговорено изначально, сумму у родителей ребенка, угрожая в противном случае не дать своего согласия на запись биологических родителей в качестве отца и матери ребенка. По нашим оценкам, именно этот момент в настоящее время является почвой большей части всех злоупотреблений и конфликтных ситуаций в сфере суррогатного материнства. Кроме того, данная формулировка давала бы четкую основу для определения дальнейшего правового статуса ребенка и родителей, что бывает крайне важно в определенных форс-мажорных случаях: при гибели одного или обоих биологических родителей и назначении опекунов, при разводе супругов и пр.»

Это интересно
Муж против ЭКО: привлечь на свою сторону
20.02.2017
0
555

Когда других шансов нет. Когда ЭКО – единственная надежда.

ТОП-5 самых известных доноров спермы
06.03.2017
0
1277

В большинстве стран мира донорство спермы – анонимная услуга.

Екатерина Ивановна Трубецкая
27.02.2017
1
3416

После 10 лет безуспешных попыток завести детей у княжеской четы Трубецких родились четыре дочери 

Яндекс.Метрика