Врач и пациент – в одной команде

вторник, апреля 4, 2017 - 12:38
 Врач и пациент – в одной команде

Первому советскому ребенку «из пробирки», Елене Донцовой, 7 февраля исполнилось 30 лет. Но только через десятилетие после ее рождения метод ЭКО медленно, но верно стал внедряться в медицинскую практику. Каким было отношение людей к новой технологии, с какими сложностями пришлось столкнуться, своими глазами видела наш эксперт, Светлана Ювенальевна Дрезина, которая прошла весь этот путь вместе с ЭКО в «Президентском перинатальном центре» Чувашии.

 

Светлана Ювенальевна Дрезина, репродуктолог, акушер-гинеколог,
«Центр ЭКО», Москва

Светлана Ювенальевна, а почему почти 20 лет назад вы решили получить специализацию репродуктолога?

– К тому моменту, когда руководство приняло решение об открытии отделения ВРТ, я уже более 10 лет работала акушером-гинекологом, и снижение репродуктивной функции нашего населения было заметно. Увы, аборты, гинекологические и гормональные нарушения, проблемы сперматогенеза у мужчин – все это существовало тогда и остается нашими реалиями сегодня. Репродуктология на тот момент представляла собой новое и явно перспективное направление, а зачатие in vitro и вовсе казалось чем-то на грани фантастики.

Первый год, пока обустраивали новое отделение, мы с коллегами проходили обучение. А где учились? Где только можно, в Москве и других городах, собирали знания и технологии по крупицам, потому что какого-то единого центра для обучения не было.

Через несколько лет уже наш центр стал базой для стажировки новых репродуктологов, а тогда нам приходилось постигать все практически самостоятельно.

Как были оснащены лаборатории, когда только открывались лаборатории ВРТ?

– Очень примитивно. Аппарат УЗИ, микроскоп и инкубатор – вот и все оборудование, и то не новое. Через несколько лет еще появились иголки для ИКСИ. Вы думаете, там в Президентском центре что-то изменилось с тех пор? Нет. Все то же самое оборудование. Как мы с такой техникой умудрялись получать беременности – удивительно. И ведь получали! И даже с высоким процентом результативности. Препараты для стимуляции овуляции как были импортные, так и остались. Большинство из них в ходу и сегодня. Правда появились и новые, которые требуют инъекций всего раз в пять дней, а не ежедневно. То есть более щадящие ко здоровью женщины, и это хорошо.

Каким было отношение к ЭКО 17 лет назад?

– Люди были разные. Одни относились со скепсисом, недоверием, для других ЭКО стало светом в окошке. Но и те, и те охотно шли на консультации в новое отделение. Поток был даже больше, чем сейчас. Потому что для всех этих пар новая технология оказалась последним шансом стать биологическими родителями. Кстати, именно в Чувашии родился пятый ребенок, зачатый благодаря ЭКО в нашей стране.

Ведете ли вы свой личный учет малышей, появившихся на свет при помощи ЭКО? Отличаются ли эти малыши от тех, которых вы принимали как акушер-гинеколог в естественном зачатии?

– Что вы, разве всех посчитаешь за столько лет. И никто из моих коллег, наверное, не считает. А вот дети отличаются. Вы, наверно, ждете, что я подтвержу все те странные мифы, которые бродят вокруг экошных детей? Отнюдь. Даже для меня самой до сих поразительно, какие после ЭКО рождаются удивительные малыши. Очень красивые. Умные, хорошо развиваются. Многие родители потом присылают фотографии, даже некоторые мои подруги стали мамами благодаря ЭКО, и эти дети фактически растут на моих глазах, поэтому я знаю, о чем говорю.

Что, по вашему мнению, является настоящим прорывом в области ЭКО?

– Предимплантационная диагностика эмбрионов. Для меня это невероятная технология, и я очень рада, что она продолжает совершенствоваться. К сожалению, среди пар сильно возрос процент разнообразных генетических мутаций. Многие из них приводят к проблемам в зачатии и вынашивании, рождению деток с хромосомными аномалиями. Широкое применение ПГД стало бы для нас прекрасной опорой в вопросах выбора самых здоровых, качественных эмбрионов для переноса. Увы, услуга не входит в программу ОМС, да и стоит недешево, поэтому пары еще не так часто ей пользуются. Хотя в некоторых случаях, например, когда речь идет о родителях старшего репродуктивного возраста, если есть ребенок с хромосомными аномалиями, провести такую диагностику эмбрионов крайне желательно.

Конечно, технологиям еще есть куда развиваться. Продолжать совершенствовать ПГД, культуральные среды. Они уже есть очень хорошие, но стоимость у них заоблачная. Необходимо внимательнее относиться к здоровью женщины, по максимуму готовить ее организм к переносу, чтобы произошла успешная имплантация.

Сталкивались ли вы со случаями, когда семья женщины выступает против проведения процедуры ЭКО?

– Таких явных случаев в моей практике не было. Думаю, что эту проблему предпочитают решать дома, еще до консультации репродуктолога. Да, очень часто на первичном приеме супружеские пары спрашивают моего мнения по поводу тех «страшилок», что распространяются в Интернете не очень сведущими в ЭКО людьми. Дескать, не ходите, женщина, на ЭКО, а то вырастут у вас рога и копыта, и родится лягушонок, а не ребенок. Конечно, все это сказки. Технология применяется почти 40 лет, и уже можно сделать вывод, что беременность и дети после экстракорпорального оплодотворения точно такие же, как и обычные. У них уже у самих дети. Единственный нюанс – это чуть больший процент недоношенных малышей, который обусловлен даже не ЭКО, а тем, что чаще всего идут на процедуру женщины со здоровьем, далеким от идеального.

С чем связан возросший процент бесплодия по мужскому фактору?

– Для некоторых мужчин это следствие вредной тройки «пиво-баня-инфекции». Воспалительные процессы. Поломки кариотипа. Усталость, нагрузки и стрессы. Добавьте к этому какое-то, словно на генетическом уровне заложенное и общее для всех мужчин, желание старательно избегать всех вопросов, связанных с его репродуктивным здоровьем – и получите ответ. Не секрет, что в ЭКО основная нагрузка ложится на женщину: инъекции, осмотры, пункции. Единственное, что требуется от мужчин в большинстве случаев – сдать спермограмму, анализы и попить какие-то препараты. Временами ко мне приходят женщины на прием, с пачкой результатов обследований после нескольких лет безуспешных попыток зачать ребенка. И я задаю, казалось бы, очевидный вопрос: «А каковы результаты спермограммы вашего мужа?». А он, оказывается, ее и не сдавал. Вот как так? И на деле выясняется, что там явно мужской фактор. Только по врачам несколько лет бегала женщина. Поэтому прежде, чем отправлять ее на гистероскопию или лапароскопию, я всегда прошу в первую очередь обследоваться мужчине.

Какой совет вы можете дать  семьям, решившимся на ЭКО?

– Доверяйте своему репродуктологу. Знаю, что некоторым парам не нравится, что врачи иногда откладывают начало протокола, просят пройти дополнительное обследование, немного подождать. Им кажется, что они специально затягивают процесс. На самом деле, мы все стараемся ради одной цели – беременности и рождения ребенка. И именно от репродуктолога зависит выбор наиболее подходящего момента для протокола, чтобы он прошел максимально удачно. А в идеале – оказался победным. Так давайте работать в команде.

Эко, Лечение бесплодия
Добавить комментарий
Это интересно
Один или два? Вечный вопрос
13.10.2017
0
3524

Повысить шансы на беременность или рисковать здоровьем детей?

Благословите на счастье!
24.07.2017
3
6870

Наши форумчанки рассказывают, как просили благословение на ЭКО в церкви.

Женская психосоматика
13.11.2017
0
462

Психосоматика (от греческого psyche — душа и soma — тело) — это направление в ме

Яндекс.Метрика