Могут ли врачи получать яйцеклетки от женщины в коме?

Дискуссии о том, можно ли получать  сперматозоиды от мертвых или умирающих мужчин, в последнее время возобновились. Тем не менее, настоящий случай является первым, когда речь идет о яйцеклетках, а не сперматозоидах. В конечном итоге, в операции было отказано, но справедливо ли это?

 

 Речь идет о 36-летней женщине, страдающей повреждением головного мозга после сердечного приступа, вызванного легочной эмболией во время дальнего перелета. Она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких, но прогноз был плохим. После консультации с мужем и семьей пациентки было решено, что лечение должно быть уменьшено. Вскоре после этого ее муж и другие родственники изменили свое решение и попросили получить яйцеклетки женщины до наступления смерти.

 Врачи отметили, что задокументированных случаев предсмертного забора яйцеклеток пока еще не было. Тем не менее, они и их коллеги считают, что такая процедура является клинически возможной - и поэтому допустили ее до серьезного рассмотрения. Ожидается, что потребуется гормональная терапия с последующей операцией для получения яйцеклеток. Далее для вынашивания ребенка потребуется суррогатная мать.

 Но было бы этически и юридически приемлемым продолжение данной терапии? Не существует предварительного согласия на него, и нет признаков того, что пациентка хотела забеременеть или иметь ребенка. Однако отчет по этому делу предполагает, что отсутствие согласия не было само по себе достаточным для оправдания отказа. Напротив, был поднят ряд других вопросов. Было высказано мнение, что нет достаточных медицинских показаний для использования суррогатной матери; что использование не родственной суррогатной матери было бы  этически проблематичным; что будущий ребенок будет страдать от неизбежной потери члена семьи; что нет достаточных юридических и медицинских прецедентов для вмешательства.

 Как только мы отходим от идеи, что согласие является определяющим фактором, мы, кажется, встаем на извилистый путь возможностей и спекуляций. Если мы признаем, что необходимость в суррогатной матери является основанием для отказа в лечении, то есть целый ряд возможных альтернатив. Как отмечают авторы доклада, были случаи завершившихся беременностей у женщин в состоянии комы. Если беременность может быть начата у женщины в коме, то необходимость в суррогатной матери можно обойти, пациентка будет вынашивать ее собственного ребенка. Она могла быть оставлена в живых так долго, как необходимо до срока родов ребенка.

 Были также подняты вопросы о безопасности процедуры получения яйцеклеток: может ли это ускорить смерть пациента? Но, опять же, необходимости получения яйцеклеток можно было бы избежать вообще так же,  как и необходимости в суррогатной матери. Муж мог бы попытаться оплодотворить его жену в коме "естественным" путем. Мы могли бы закрыть глаза на мысль об этом, но если это так, мы должны спросить, почему. Вероятным ответом будет то, что в отсутствие согласия, половой акт, как правило, является серьезным преступлением. Но точно так же можно сказать и о хирургическом вмешательстве. Если мы можем делать без согласия что-то одно, то почему нельзя другое? Конечно, если беременность может быть достигнута дешевле и безопаснее, чем путем сложного ряда хирургических вмешательств, трудно понять, почему последние должны быть предпочтительнее.

 Другим тревожным аспектом этого дела является опора на "этические" рассуждения в процессе принятия решения. Опять же, если отсутствие согласия не считается достаточным основанием для отказа во вмешательстве, то можно зайти в трясину туманных и спекулятивных соображений. Например, комитет по этике считает, что суррогатная мать этически неприемлема, если она не является родственником (по неясным причинам). Но что, если бы была родственница, согласная стать суррогатной матерью? Может ли это означать, что получение яйцеклеток без согласия вдруг становится приемлемым?

 Забота о будущем ребенка также представлена как этическая проблема. Но что, если Комитет по этике имел основания полагать, что ребенок будет жить полноценной и счастливой жизнью? Может ли это на самом деле изменить этическую или правовую приемлемость получения яйцеклеток? Ни врачи, ни комитеты по этике не должны иметь полномочий для отмены правовых требований о получении предварительного согласия в случае предсмертного забора яйцеклеток. Эти предполагаемые этические вопросы являются отвлекающим маневром, который служит лишь для отвлечения внимания от главного вопроса.

 В случае предсмертного забора гамет, этот баланс лучше всего достигается путем принятия твердой позиции о необходимости согласия. Такие запросы могут появляться чаще, так как технологии предлагают новые возможности для достижения рождения ребенка, и надежный, простой юридический подход имеет жизненно важное значение.

Добавить комментарий
Это интересно
100% гарантия беременности – акция продлена до сентября!
17.07.2017
0
3001

Хорошая новость для пациентов сети клиник «Центр ЭКО».

Благословите на счастье!
24.07.2017
3
2080

Наши форумчанки рассказывают, как просили благословение на ЭКО в церкви.

Запас на будущее
14.07.2017
0
1440

Определение овариального резерва – ключевой фактор в схеме проведения ЭКО.

Яндекс.Метрика