Теперь я знаю, что чудеса действительно случаются

среда, мая 6, 2009 - 01:05

Уже давно хотела написать свою историю, но с детьми так всегда – масса суеты и нехватка свободного времени. И вот, прошло почти два года, прежде чем появился этот рассказ.

Начиная, наверное, лет так с 18 у меня появилось стойкое убеждение, что забеременеть мне будет нелегко. Не знаю, с чем это было связано: то ли это была обычная женская интуиция, то ли сказались постоянные наказы гинекологов, к которым я обращалась с жалобами на нерегулярный цикл и болезненные месячные, не тянуть с беременностью.

Еще задолго до замужества я стала испытывать периодический дискомфорт во время сексуальных отношений. Сначала это были редкие болезненные ощущения во время секса, но постепенно секс стал ассоциироваться с постоянной болью, и я поняла, что пришло время для серьезного обследования. Я ходила по врачам, делала многочисленные УЗИ , жаловалась на непереносимо болезненные месячные, но врачи не находили никакой патологии. Так бы я, наверное, еще долго промучалась, если бы не набрела в Интернете на форум мама.ру. Уже через пару недель, получив тонну информации, кучу сообщений от «профи» в вопросах женских болезней, сравнив все симптомы, я заподозрила, что у меня эндометриоз. Но врачи продолжали убеждать меня, чтобы я не делала поспешных выводов.

Тем временем я стала отлынивать от секса, впадала в депрессию перед каждой менструацией, пила тоннами анальгин и ждала чудесного избавления от боли. Муж уже страшно устал слышать мои жалобы на постоянную боль. Я видела, что наши отношения под угрозой, но ничего не могла сделать. Я плакала, впадала в отчаяние, но боль только усиливалась, а диагноза не было. В какой-то момент стало совсем плохо. В первый день месячных я просто не могла вставать с кровати , а секс стал для меня самым страшным наказанием. И это для девчонки 23 лет.

И вот в какой-то момент на УЗИ наконец-то увидели 2 огромные эндометриоидные кисты. Последовала лапара, резекция обоих яичников, коагуляция очагов эндометриоза брюшины. И все это за месяц до свадьбы. После свадьбы было 9 долгих месяцев «климакса» на фоне лечения декапептилом-депо. А потом мы с мужем принялись «за дело». Секс по расписанию стал обычным делом. Влечения при этом было НОЛЬ! Моя жизнь наполнилась постоянными обследованиями. Время шло, а беременность не наступала. Сколько тестов на беременность я перевела, наверное, не счесть. Я могла бы обклеить ими пол квартиры, это точно. НО каждый месяц – облом. И снова в бой.

Диагнозы сыпались один за другим: после резекции яичников резко скакнул ФСГ, извещая о раннем начале климакса, эндометрий к середине цикла не превышал 6 мм, что, по мнению врачей, мешало имплантации, эндометриоз хоть и затих на время, но снова давал о себе знать, у мужа обнаружились проблемы с подвижностью сперматозоидов. Диагноз зазвучал «Первичное бесплодие. Сочетанная форма.».

Мы пошли на инсеминацию в клинику на Бабушкинской «Дети из пробирки». Результат нулевой, правда, г-жа Вартанян сказала нам, что у мужа сперма – совсем негодная и без ИКСИ нам не обойтись. Но мы не поверили и продолжали пытаться.

Постепенно мое терпение начало истекать. Муж тоже нервничал, хотя и поддерживал меня как мог. Но гонка за ребенком не могла не сказаться на наших отношениях, мы устали.

И в итоге решились на ЭКО.

Просто потому, что ждать у моря погоды у нас уже не было моральных сил. Собрав в Интернете всю возможную информацию о клиниках и счастливых историях, мы пришли к выводу, что поедем в Питер к Корнилову (клиника Ава-Петер). И вот в ноябре 2002 года состоялось наше первое знакомство с Николаем Валериевичем.

А уже в январе 2003 года я начала первый в своей жизни ЭКО-шный протокол. Сначала все шло без сучка и задоринки. Фолликулы зрели, эндометрий медленно, но верно нарастал. И настроение у меня было самое бодрое. Муж тоже был воодушевлен, в Питере мы классно проводили время, возвращалась былая романтика, мы много гуляли, мечтали, флиртовали, в общем, дышали полной грудью.

И вот день пункции, все прошло гладко. Спунктировали 11 фолликулов, я чуток полежала, потом мы пошли с мужем на обед…

Первые боли я почувствовала на том самом обеде, потом боль усилилась, но я все еще не придавала ей значения. Еще через час я уже с трудом ходила, но все еще верила, что это гиперстимуляция. Я вернулась в Ава-Петер, пожаловалась, но медсестра мне просто посоветовала выпить анальгин. Когда я садилась в поезд на Москву, боль была уже очень-очень ощутимой, но я все еще надеялась, что это вариант нормы.

В поезде мне стало совсем плохо. Я лежала на полке, боль отдавала даже в ключицу, я могла лежать только на одном боку, а при повороте на другой боль становилась такой сильной, что я не могла дышать. При подъезде к Москве я уже дважды чуть не потеряла сознание. А в Москве на платформе я отключилась полностью. Пришла в сознание уже не каталке для сумок – грузчик с вокзала вез меня по платформе, а насмерть перепуганный муж бежал рядом. Был вариант сразу ехать в привокзальный медпункт, но я приказала ехать домой. По дороге я судорожно думала, куда я могу податься в пятницу ночью, где бы понимали, что такое ЭКО и знали, что в таких ситуациях надо делать.

Хотелось податься в Сеченовку, но я знала, что по скорой там не принимают. Слава Богу, я вовремя вспомнила про АО «Медицина». Из нашего же ЭКОшного форума я знала, что там тоже делают ЭКО. Вот туда мы с мужем и рванули. Ничего не могу сказать, помощь в этой клинике мне была оказана очень быстро.

Тут же из дома вызвали замечательного врача Козлову Антонину Юрьевну, которая как раз и вела в то время ЭКО протоколы в АО «Медицина». Уже через пол часа после приезда она мне сделала УЗИ, где самые худшие наши предположения подтвердились.

У меня было внутрибрюшное кровотечение после трансвагинальной пункции яичников. Сначала меня пытались лечить. Клали лед на живот, ставили капельницы, каждый час брали анализ крови. Но гемоглобин продолжал стремительно падать, мне становилось все хуже, что говорило о том, что кровотечение остановить не удается.

В итоге в 5 утра субботы в клинику приехал хирург, и в 7 меня прооперировали. Я потеряла 2 литра крови, мне делали гемотрансфузию. А еще при лапаре у меня обнаружили гидросальпингс правой трубы. Все это не внушало оптимизма. При гидросальпингсе ЭКО не имело никакого смысла. Правда, хирург, которая делала мне лапару, сказала, что внутри было настолько все воспалено, что гидросальпингс мог оказаться вовсе не гидросальпингсом. Тем не менее Козлова решила, что протокол нужно продолжать.

Она созвонилась с Ава-Петер, вместе с Корниловым они согласовали новую схему лечения. Мне отменили антибиотики, увеличили дозу эстрофема. А когда у меня началось вагинальное кровотечение, Антонина Юрьевна Козлова каждые 10 часов делала мне УЗИ, чтобы убедиться, что это не месячные и эндометрий не отслаивается. В общем, через 5 дней после лапары я уже летала обратно в Питер на перенос, правда, практически, не рассчитывая а удачу.

Когда Корнилов прочитал мою послеоперационную выписку, особенно, ту часть про гидросальпингс, он явно скис и стал советовать мне заморозить малышей, мотивируя это тем, что с гидросальпигсом удачи нам не видать, как своих ушей. Но когда я узнала, что среди моих клеточек только одна пригодна к заморозке, а остальные так себе, я решила, что замораживать ничего не будем, а будем переносить, что есть и молить Бога. Корнилов скептически покивал, но велел раздеваться и проходить в кабинет. Подсадили мне двух бебиков, но один был очень слабеньким, а вот бластоциста была на пять с плюсом. На переносе я была на удивление спокойна и умиротворена. Все прошло быстро и безболезненно, и из клинике я вышла в состоянии легкой эйфории.

Моя мама, которая сопровождала меня для поддержки, сразу поняла, что перенос состоялся. Потом мы обедали, ходили в храм, гуляли и на следующий день вернулись в Москву. И начались самые страшные 10 дней ожидания. Время тянулось тааааак медленно, что каждая секунда казалась вечностью. Руки чесались купить тест, но я за километры обходила аптеки. Настроение прыгало от беспричинной веселости до полнейшего упадка и сил. Были и истерики и необъяснимые слезы. Когда на 5 день после переноса у меня спал живот, что говорило о том, что гиперстимуляция прошла, я рыдала пол дня. Ведь мне все говорили, что это признак неудачи.

И вот наступил день Х.

С утра я сдала анализ на ХГЧ в Инвитро. Как я дожила до 18.00 вечера, я не знаю. За анализом я шла на ватных ногах, пытаясь заставить себя ни на что не надеяться. Я взяла с собой пачку сигарет, которые я не курила уже больше двух недель и убеждала себя, что в случае нулевого результата я по крайней мере смогу накуриться вдоволь, а вечером и выпить чего-то невероятно крепкого.

Кроме ХГЧ я в тот день еще сдавала общий анализ крови, чтобы посмотреть свой гемоглобин. Когда я получила листок, я в первый момент никак не могла найти глазами нужное мне число. Попадались лейкоциты, эритроциты, но только не ХГЧ. Но когда я наконец-то увидела это заветное число 168…. Я, к своему удивлению, ничего не почувствовала. Ни радости, ни счастья. Я стояла в полном ступоре, повторяя себе, что я беременна. Но никакого ликования не было. Сразу появился страх, а что дальше? Ведь надо еще выносить этого ребеночка.

Я позвонила на работу мужу, но у него был аврал. На мое сообщение, что у нас будет ребенок, он сказал: «Ок! Позвоню позже!»

В полной прострации я побрела домой, пытаясь осознать масштаб всех изменений в моей жизни. После всего, что я пережила Бог послал мне малыша!!!!!! Это было невообразимое счастье, которое я, почему-то, не чувствовала.

А вечером муж пришел с цветами, мы пошли в ресторан. Муж был бледен и возбужден и не мог есть от переполняющих его эмоций. Мы просто не могли поверить, что у нас получилось. Потом были 9 месяцев переменного самочувствия, лежания на сохранении, стрессов, радости, плохих и хороших анализов. Но это уже другая история.

А наша кроха появилась на свет 2 ноября 2003 года. Мы назвали его Петром за его мужество, упорство и желание появиться на этот свет. К тому же он был зачат в Санкт-Петербурге. Ему уже скоро 2, а я до сих пор иногда не могу поверить, что он у нас есть.

Это чудо, которое мой мозг так и не смог постичь до конца.

В заключение скажу только, что вот уже 4 месяца, как в соседней с Петей кроватке сопит еще одна малюсенькая кроха по имени Ксюша – еще один плод нашей с мужем любви и терпения.

Она была зачата в естественном цикле естественным образом вопреки всем диагнозам врачей. И это еще одно чудо!!!

И я желаю всем побольше таких вот чудес, ведь теперь я знаю, что чудеса действительно случаются!

Маша М.

Эко, дети, история, откуда берутся
Это интересно
«Стану отцом вашему ребенку»
25.05.2017
0
49

Редактор «Пробирки» разобралась, что кроется за многообещающими объявлениями в сети.

Международный ЭКО-туризм: от Москвы до Сеула
16.05.2017
0
176

Скоро лето, пора отпусков, поездок на море и по достопримечательностям.

Яндекс.Метрика