Дети от 3-х родителей: реальные истории

понедельник, сентября 8, 2014 - 11:58
Дети от 3-х родителей: реальные истории

«Правд много, а истина одна». Евангелие от Иоанна, 17:17

Может быть, здесь лучше подошли бы слова «У каждого своя правда».

Моя правда в том, что, как я неоднократно говорил, я являюсь противником применения технологии митохондриального донорства, при которой, по сути, ребенок несет генетическую информацию от 3-х человек – уж слишком близко, на мой взгляд, в этой технологии мы подошли к практике улучшения генома. Я считаю, что человечество к этому пока не готово, и нужна ли вообще стратегически эта технология человечеству как виду, будет ли она его панацеей или концом всего – неизвестно.

Но есть и другая правда – правда тех, кому митохондриальные заболевания помешали иметь детей, и правда тех, кому эта технология позволила преодолеть этот недуг. И не говорить об этой правде было бы, на мой взгляд, нечестно – дескать, есть 2 мнения: одно мое, другое - неправильное. Предлагаю Вашему вниманию большую статью, опубликованную на эту тему на сайте BBC. Читайте, размышляйте, выбирайте, чья из правд Вам ближе…

*****************************************

Откуда у девочки Аланы три родителя

Шарлотт Притчард

Алана Сааринен любит играть в гольф и на фортепиано, слушать музыку и общаться с друзьями. В этом отношении она мало отличается от других подростков. Но кое в чем Алана отличается от большинства людей: каждая клетка ее тела содержит ДНК трех человек. Таких людей в мире совсем немного.

"Многие говорят, что черты лица у меня от мамы, глаза от папы... Я унаследовала от них некоторые признаки, и характер тоже", - говорит Алана. "Но у меня есть ДНК от еще одной женщины. Ее я третьим родителем не считаю, у меня просто митохондрии от нее", - замечает девочка.

Митохондрии часто называют энергетическими станциями клетки. Они вырабатывают энергию, необходимую для деятельности каждой клетки, и тем самым поддерживают функционирование организма. Но еще в них содержится небольшое количество ДНК.

В мире живет всего лишь от 30 до 50 человек, рожденных из яйцеклеток, в которые были пересажены митохондрии, а вместе с ними и ДНК, от третьего лица. Алана – одна из них. Она была зачата в США в рамках эксперимента по лечению бесплодия. Метод, применявшийся в ходе этого эксперимента, впоследствии был запрещен.

Но, возможно, в скором времени людей с тремя биологическими родителями, как у Аланы, станет больше, поскольку в Великобритании рассматривается идея легализации нового, похожего метода, предусматривающего использование донорских митохондрий для лечения опасных генетических заболеваний.

Новый метод называется митохондриальной заменой. Если парламент одобрит его применение, Великобритания станет единственной страной в мире, допускающей рождение детей с тремя родителями.

Цитоплазматический перенос

Метод лечения бесплодия, благодаря которому Алана появилась на свет, называется цитоплазматическим переносом. Ее мать, Шарон Сааринен, 10 лет пыталась зачать. Перепробовала все существовавшие тогда методы искусственного оплодотворения, - но все безуспешно.

"Я чувствовала себе никчемной. Я испытывала чувство вины перед мужем за то, что не могла дать ему ребенка. Когда хочешь родить биологического ребенка, но не можешь, возникает чувство отчаяния. Невозможно заснуть, это с тобой постоянно, занимает все твои мысли", - вспоминает женщина.

В конце 1990-х годов клинический эмбриолог доктор Жак Коэн и его команда из Института Сент-Барнабус в Нью-Джерси (США) предложили технологию цитоплазматического переноса.

"Мы чувствовали, что есть шанс, что какой-то элемент, какая-то структура в цитоплазме клетки функционирует не оптимально. И одним из главных кандидатов [...] были структуры митохондрий", - рассказывает Коэн.

Коэн пересадил содержавшую митохондрии цитоплазму из клеток женщины-донора в яйцеклетку Шарон Сааринен. После этого он оплодотворил ее яйцеклетку спермой ее мужа. В оплодотворенную яйцеклетку попали и донорские митохондрии, а с ними и ДНК.

В клинике Коэна методом цитоплазматического переноса было зачато 17 младенцев, несущих в себе, таким образом, ДНК трех человек.

Опасность аномалий

Применение этого метода вызывало определенные опасения. Всего забеременело 12 женщин, но у одной из них беременность закончилась выкидышем на раннем сроке.

Коэн и его коллеги полагают, что выкидыш был обусловлен отсутствием X-хромосомы и что в принципе один случай из 12 – это ожидаемый процент.

"Там еще было зачатие близнецов, и один из них родился совершенно нормальным, а у второго отсутствовала X-хромосома. То есть две [аномалии] на всю эту небольшую группу зародышей, зачатых в результате применения этой процедуры. Но и это нас беспокоило, и мы должным образом отразили этот факт в литературе и сообщили комитету по этике, надзирающему за нашей деятельностью", - говорит ученый.

Все прочие дети на момент рождения представлялись здоровыми, но через год-два у одного из них выявились "ранние признаки комплексных нарушений развития, включавших в себя широкий спектр когнитивных расстройств, в том числе аутизм", отметил Коэн.

По его словам, трудно сказать, были ли эти отклонения от нормы случайностью или же закономерным следствием цитоплазматического переноса.

Метод переняли другие клиники, и, по оценке Коэна, таким путем в мире родилось от 30 до 50 детей с ДНК трех человек.

Однако в 2002 году американское Управление по безопасности пищевых продуктов и лекарственных средств потребовало прекратить применение метода цитоплазматического переноса, до тех пор пока не будет доказана его этичность и безопасность. Все клиники выполнили требование надзорного органа.

"Была реакция ученых, специалистов по этике, общественности. В основном реакция была позитивная, но была и критика. По-моему это нормально. Каждый раз, когда в медицине проводится эксперимент, возникает реакция: а каковы риски?" – объясняет Коэн.

Основной момент, на который указывали критики, заключался в том, что эксперимент воздействовал и на структуру уже оплодотворенной клетки, тогда как прежние методы затрагивали лишь структуру сперматозоидов и яйцеклеток. Алана может передать свой необычный генетический код своим детям, а те, в свою очередь, следующим поколениям. Последствия этого пока не изучены.

Новый метод

Из-за недостаточности финансирования не было возможности отследить дальнейшую судьбу детей, родившихся на свет, как Алана, в результате цитоплазматического переноса, говорит Коэн. Однако недавно Институт Сент-Барнабус все же нашел необходимые средства.

Митохондрии наследуются только от матери, поэтому только девочки могут передать свой необычный генетический код.

Шарон Сааринен говорит, что ее дочь – совершенно типичный подросток и пышет здоровьем. "Она всегда была здоровой. Никогда не болела ничем серьезнее простуды или гриппа. Вообще никаких проблем со здоровьем", - замечает Сааринен.

Здоровье детей, родившихся путем цитоплазматического переноса, вызывает пристальное внимание потому, что митохондриальная замена, которую предлагают легализовать в Великобритании, предназначена для совсем другой цели, нежели лечение бесплодия.

Этот метод рассчитан на женщин с болезнями, вызванными дефектами митохондриальной ДНК.

Митохондриальная замена призвана пересадить им здоровую ДНК, чтобы они не могли передать наследственные заболевания потомству.

Потенциально возможно два метода митохондриальной замены:

1. Берутся яйцеклетки матери с дефектными митохондриями и донора со здоровыми. Из обеих клеток удаляется ядро, содержащее основную массу генетического материала. Ядро донорской клетки уничтожается. Затем материнское ядро пересаживается в здоровую донорскую яйцеклетку, и та, в свою очередь, оплодотворяется спермой отца.

2. Отцовской спермой оплодотворяются обе яйцеклетки – и материнская, и донорская, так что получается два эмбриона. После этого из обеих оплодотворенных яйцеклеток извлекается формирующееся ядро. Ядро, производное от донорской клетки, уничтожается, а на его место пересаживается материнское ядро.

Митохондриальные болезни

"Митохондриальные заболевания обычно поражают ткани и органы, поглощающие большое количество энергии", - говорит профессор Даг Турнбулл из Университета Ньюкасла. Он уже не один десяток лет лечит людей с такими генетическими отклонениями и участвовал в создании технологий лечения от этих болезней, – а они, по его словам, причиняют людям много страданий.

"Заболевания затрагивают сердце, мозг, иногда скелетные мышцы. У людей появляются серьезнейшие пороки сердца, приводящие, в конечном счете, к его остановке, крайняя слабость, при которой люди не могут жить без дыхательных аппаратов или передвигаться без инвалидной коляски. Если болезнь поражает мозг, то отмечается эпилепсия, инсульты, а позже острые формы приобретенного слабоумия", - говорит профессор.

По его оценке, митохондриальными болезнями в Великобритании страдает один человек из 3-5 тысяч. "Мы лечим симптомы. Мы можем улучшить качество и продолжительность жизни таких пациентов, но излечить их мы не можем", - добавляет Турнбулл.

При этом по его словам, в митохондрии содержится всего 13 "важных генов". Для сравнения, в ядре клетки – 23 тыс. генов, определяющих важнейшие физические и психические свойства человека.

"Мы не пытаемся искусственно сделать человека сильнее, или чтобы у него были белокурые волосы. Мы лишь пытаемся предотвратить серьезную болезнь, и это единственное обоснование", - говорит Турнбулл.

"Мои дети похоронены на трех разных кладбищах, - говорит она. – На это не рассчитываешь, когда пытаешься завести семью. У меня остались чудные фото и воспоминания, но больше ничего".

Почти все дети Бернарди умерли спустя считанные часы после рождения. Врачи не знали, в чем причина. Поэтому Бернарди не оставляла попытки завести здорового ребенка.

Четвертый ее ребенок, Эдвард, сразу не умер. Напротив, он благополучно, как казалось, дожил до четырех с половиной лет. Тут-то ему и поставили диагноз – синдром Лея. Это редкая митохондриальная болезнь. С годами ему становилось все хуже.

"С 20 лет Эдварду стало труднее передвигаться. У него появились новые симптомы – спазмы. Он кричал... по четыре, пять, шесть часов подряд. У него сводило мускулы, руки, лицо. Это было похоже на дистонические спазмы – они очень болезненные. Он по восемь часов кричал от боли. Лицо корчилось, руки немели и не слушались. Смотреть на это было тяжело", - рассказывает Бернарди.

Три года назад, прожив всего 21 год, Эдвард скончался.

"Чтобы Эдвард умер не напрасно"

"Вся моя жизнь была посвящена Эдварду. Даже сейчас, когда я засыпаю, я иногда вдруг просыпаюсь от мысли: "Что-то тихо". И только потом вспоминаю, "Брось, Эдварда больше нет", - говорит Шарон Бернарди.

"Я бы без колебаний согласилась на [митохондриальную замену]. Надеюсь, что этот новый вариант кому-то поможет. И что к нему отнесутся серьезно и разрешат", - говорит она.

"Я не хочу, чтобы получилось так, что мой сын умер ни за что. Я хочу, чтобы его смерть сыграла положительную роль. Он лишился жизни в 21 год. Мы хотим, чтобы такого больше не было. Люди должны понять, что эта болезнь калечит всю жизнь. Мы хотим, чтобы она не передавалась по наследству, и тем самым избавить от нее будущие семьи", - подчеркивает Бернарди.

Однако не все настроены столь однозначно. Некоторые считают, что это первый шаг на скользком пути к созданию генетически модифицированных людей.

Фиона Брюс, лидер британской межфракционной парламентской группы за жизнь, говорит, что в случае одобрения новый метод позволит изменять гены на уровне оплодотворенной клетки, а это "определяется в Хартии ЕС об основных правах как по сути евгеника".

"Мы разрешим эту технологию, а для чего она будет использоваться в будущем, - кто знает? Мы открываем ящик Пандоры", - указывает политик.

Решение относительно нового метода предстоит принять британскому Управлению по оплодотворению человека и эмбриологии. Оно заказало три независимых анализа для изучения его безопасности. Исследования пришли к выводу, что митохондриальную замену "нет оснований считать небезопасной".

Это значит, что "после некоторых дополнительных экспериментов будет разумно ввести этот метод в клиническую практику при наличии всех необходимых обстоятельств", говорит Питер Брод, почетный профессор акушерства и гинекологии в лондонском Кингс-Колледже. Он участвовал во всех трех группах, анализировавших безопасность митохондриальной замены.

Элемент риска

"В любом переходе от научных исследований к клинической практике есть элемент риска – на него приходится идти", - отмечает Брод.

"Представьте себе пересадку костного мозга, допустим, вам не повезло заболеть лейкемией, ваш костный мозг убили облучением вместе с раковой опухолью, а на его место пересадили донорский – например от меня. По сути с этого времени в вашем организме будет содержаться моя ДНК". Питер Брод

Он указывает, что когда внедряли экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), высказывались все те же самые опасения. Великобритания уже десятки лет находится на переднем крае вспомогательных репродуктивных технологий, именно здесь еще в 1978 году родилась первая девочка, "зачатая в пробирке", - Луиз Браун.

"И тогда тоже в газетах писали, что мы "играем в бога" и создаем "генетически модифицированных людей", - вспоминает Брод.

"В истории вспомогательных репродуктивных технологий мне известно очень мало случаев, когда новые методы приходилось запрещать из-за опасности. Напротив, насколько я знаю, все идет как по маслу", - указывает он.

Митохондриальная замена, по словам ученого, подвергнется такому же тщательному анализу, как и другие, теперь уже широко применяемые методы, в том числе ЭКО.

"Изначально все техники внедрялись сразу после экспериментов на мышах, кроликах и других лабораторных животных. А здесь все испытывалось на приматах, обезьянах-макаках, и все это было в высшей степени полезно и обнадеживающе. Вот поэтому мы и пришли к выводу, что нет оснований считать митохондриальную замену небезопасной", - отмечает Брод.

Эксперименты на макаках проводились в штате Орегон в США. Родившиеся в ходе эксперимента обезьяны прожили уже пять лет и вроде бы вполне здоровы.

Брод отмечает, что само по себе присутствие ДНК третьего лица в организме не несет в себе ничего нового.

"Представьте себе пересадку костного мозга, допустим, вам не повезло заболеть лейкемией, ваш костный мозг убили облучением вместе с раковой опухолью, а на его место пересадили донорский – например от меня. По сути с этого времени в вашем организме будет содержаться моя ДНК. Но это не будет означать, что вы мой родственник. Вы будете мне благодарны, а ведь у вас в теле появится ДНК третьего лица", - указывает Брод.

Голос скептиков

Критики указывают на то, что в случае митохондриальной замены эта чужеродная ДНК будет передаваться будущим поколениям.

"Я ученый, и я не с теми, кто "за жизнь". Я просто считаю, что здесь и правда есть опасения по поводу безопасности". Тед Морроу

Доктор Тед Морроу из Университета Сассекса и его коллеги проводили эксперименты по митохондриальной замене на животных и в ряде публикаций указывали на определенные риски.

"У мышей, - говорит он, - отмечались изменения в когнитивных способностях – способностях учиться и задействовать мозг. У мух-пестрокрылок изменялась фертильность самцов, менялись процессы старения, в разных экспериментах затрагивался широкий спектр признаков".

Выводы Морроу обсуждались в исследованиях, заказанных Управлением по оплодотворению человека и эмбриологии, но их посчитали не относящимися к людям, поскольку эксперименты проводились на животных, подвергавшихся инбридингу.

Однако Морроу настаивает на актуальности своих исследований и считает, что от них не следовало так легко отмахиваться.

Его данные подхватили противники митохондриальной замены, такие как Фиона Брюс, потребовавшая провести специальные дебаты по этому вопросу в палате общин. "Сам по себе этот метод может привести к тому, что ребенок унаследует неизученные медицинские осложнения", - указывает она.

Морроу находит странным то, что в прессе его изображали союзником групп, выступающих против репродуктивной медицины в целом и абортов в частности. "Я ученый, и я не с теми, кто "за жизнь". Я просто считаю, что здесь и правда есть опасения по поводу безопасности", - говорит он.

"Я все сделала правильно"

Алана и Шарон Сааринен с интересом следят за британскими дебатами из США.

"Я бы хотела встретиться с ней, с женщиной-донором, чтобы сказать, как я ей благодарна за то, что она для нас сделала. Как отблагодарить человека, который дал тебе жизнь? Это же невозможно", - говорит Шарон.

Алана соглашается с матерью, но осторожно: "Да, я думаю, что было бы хорошо сказать ей спасибо. Но я не хотела бы завязывать с ней какие-то отношения или связи. ДНК от нее у меня совсем немного".

Шарон, однако, не унимается: "Я знаю, что у моей дочери митохондрии другого человека, но посмотрите, какой из нее замечательный человек вырос, и здоровая! А что она передаст гены своим детям, меня нисколько не беспокоит. Я знаю, что все сделала правильно. Каждый день у меня перед глазами живое доказательство того, что все кончилось хорошо".

научные исследования, Лечение бесплодия
Это интересно
Муж против ЭКО: привлечь на свою сторону
20.02.2017
0
535

Когда других шансов нет. Когда ЭКО – единственная надежда.

ТОП-5 самых известных доноров спермы
06.03.2017
0
1248

В большинстве стран мира донорство спермы – анонимная услуга.

Екатерина Ивановна Трубецкая
27.02.2017
1
3376

После 10 лет безуспешных попыток завести детей у княжеской четы Трубецких родились четыре дочери 

Яндекс.Метрика